Чужая история. Антинаучного мракобесия и семейной саги простыня

Начиталась комментов к последнему крипи (про, к примеру, яблочко с именем за шкафом и иголку с красной ниткой в подушке…) и впала в размышления.
На берегу поясню: к мистике не склонна, материалист и всё такоэ, считаю, что любое странное объясняется законами физики и прочих естественных наук, просто мы не всё ещё знаем об этом мире.

Начну издалека.

Мои счастливо прожившие 19 лет родители развелись быстро, грязно и страшно. Отец был исключительным семьянином. Меня, младшую и достаточно позднюю, обожал и пестовал, как не каждая мать. В мои то ли 6, то ли 7 его, военного, перевели в Красноярск, поехал на недельку туда один утрясти вопрос с квартирой, вернулся с новой женой.
Это был не только удар для матери и нас с сестрой (ей было 16), но и для всех окружающих. Ибо ничто не предвещало.

Дальше много всего, мамин шок и горе (не прошло до сих пор), моя психотравма, зализываемая десятилетиями, это к делу не относится. Я мало что помню про тогда, но и этого малого, и отзывов абсолютно всей родни, с отцовой, причем, стороны, и близких друзей семьи, и дальних, довольно для вывода: отца резко как подменили.

Моя любимая бабушка, отцова мама, очень верующая была, сразу, как встретилась с сыном впервые после всех событий, сказала моей матери: «Лида, ему сделано, и сделано сильно. Я видела такое, знаю. И также знаю женщину, которая может отделать назад. Но на моих глазах мужчина, которому отделывали, вернулся в семью, а через неделю повесился. Лида, я всё понимаю, но он мне сын.» С тех пор мы по-прежнему общались с бабушкой-дедушкой-родней, они не приняли новую невестку (за что приехавший однажды отец — не по пьяни, он не пил — запустил топором в свою мать).
Меня поначалу отец пытался забрать, потом пассия его отговорила, больше мы не общались и никогда не виделись.

(Хотя вру, виделись однажды. На похоронах этой бабушки, мне было 23. Когда я вошла в дом, полный родственников, только услышала его «О, Ира приехала…», дальше не знаю, грустное или смешное — его дама буквально, физически взяла за руку и демонстративно отвела на другой конец поминального стола. И так несколько раз пересаживала, если я вдруг продвигалась к ним ближе (не специально — просто хотелось со всеми поговорить, живем в разных городах, давно не виделись). Дом частный, туалет типа сортир на улице — жена водила его под ручку до этого строения и обратно, дежуря снаружи и сразу тепленького принимая опять, цепко хаватая и транспортируя подальше от меня. Мне было по фиг.)

Время шло, мы выросли. Сестра по распределению после института попала в Красноярск. Она знала адрес отца. Встретились. Он особо не рвался общаться. Пересекались пару-тройку раз в год. Потом сестра вышла замуж, родила сына, это было в начале 90-х, времена неспокойные и голодные. Мужа сократили, он запил. НИИ, откуда сестра уходила в декрет, развалился, жить стало не на что, младенец на руках, спасибо, наша мама со своей небольшой зарплаты собирала посылочки с продуктами и отправляла поездом с проводниками. Этим и выживали.
Отец же занимал высокую должность на железнодорожных военных перевозках, крутил большими деньгами, но не помогал никак. Зато вкладывался в сына жены от первого брака, а позже и в так называемого внука от этого сына. Родной дочери и внуку не перепадало ничего — даже не в смысле денег, а хотя бы связей, хотя сестра много раз просила его помочь с трудоустройством и ей, и ее мужу.

Потом немного наладилось, сестра нашла работу, муж ее, правда, скатился в алкаши, не работает до сих пор и тиранит семью (почему не развелась, не спрашивайте, это моя больная мозоль).

Иногда отец ее приглашал в гости, там его Галя по-прежнему не отходила ни на шаг, держала его за руку, а отец вел себя как зомби.
При этом сестра описывала, что если они нечаянно сталкивались на улице, он был совсем другой — живой, заинтересованный, спрашивал про внука, совал деньги, эмоционально реагировал на их текущие радости и проблемы. Но в присутствии жены всегда превращался в вареного рака.

Это преамбула. Извините, у меня всегда так: приплету что надо и не надо, пока доберусь до темы.

Когда сыну сестры было 14 (7 лет назад), наш персонаж внезапно проснулся, стал чаще выходить на связь с сестрой, как-то интересоваться ее делами.
Однажды позвонил с настойчивыми вопросами: у вас ничего не случилось? точно? а то вот Игорь говорит, что-то произошло или вот-вот произойдет. (Игорь — тот сын жены от первого брака).

Тут лирическое отступление. Когда эпопея начиналась и отец уходил из семьи, разлучница жила со своей матерью (сын ее — с родным отцом, а она алименты платила). Мать эта была, как принято их называть, «бабушкой» — лечила, заговаривала, присушки-отсушки, вот это всё. К слову, она и грыжу заговорила моему племяннику в его нежном возрасте. Ну а теперь Игорь вдруг пошел по стопам покойной уже бабушки, тоже занялся какой-то мистической лабудой. И ему якобы сигнал поступил, что у моей сестры что-то страшное случилось.

На тот вопрос отца сестра лишь поржала, всё было нормально. И буквально через несколько дней происходит трагедия: ее муж-алкаш накинулся на сына, стал душить, тот из последних сил схватил нож (на столе лежал — пацан до этого апельсин у себя в комнате чистил). Короче, несколько ножевых, печень папаши кусками по комнате, кровь-кишки. Скорая, милиция. Алкаш в реанимации без вообще каких-то прогнозов от врачей, сын в неадеквате (реально в дурку чуть не попал), сестра между больницей и дуркой метается в шоке.
Вдруг появляется наш отец и забирает внука к себе, говорит — Галя сама позвала. Все в шоке от такого аттракциона невиданной щедрости, но мальчишке там правда становится легче, каким-то образом выходит из транса. Дальше его выпинывают с формулировкой «Галя устала, у Гали давление». Ну и ладно.
Постепенно всё заканчивается (раненый после операций выздоравливает, мальчика вылечивают у психолога, следователь как-то молча пропадает, даже не известив, что там дальше с уголовным делом).

Но с тех пор у сестры непрекращающаяся черная полоса.
Из глобального. Муж, бивший себя пяткой в грудь, что всё осознал и больше капли в рот не возьмет, запивается пуще прежнего. Сестра потеряла работу, их всех кормившую. Долго искала новую, ей было тогда под 50, никуда не брали, в итоге устроилась на 11 тыщ чистыми. Живут в нищете.
Из мелкого — даже всё не перечислить, то понос то золотуха. Бесконечно что-то происходит. Уже боюсь новостей оттуда.

И вот сестра грешит на какую-то чертовщину «с той стороны». Типа были звоночки. То папахен внезапно припрется к ним всей семьей (не только с женой, но и Игорем этим) без предупреждения в ее отсутствие, фиг знает, каких иголок они могли по диванам рассовать. То вдруг внука Галя зазовет на вечерок, а потом эта черная полоса усиливается.

Я и смеюсь над этими подозрениями, а с другой стороны, как-то не по себе.
И сестру очень жалко, хочется, чтобы этот беспросвет у нее кончился, наконец.
Хотя во многом она сама виновата (надо было муДжа пнуть сразу после того события, как только поправился и начал опять пить; так мало пить — он еще все соки из них высосал, чуть что, орёт «Вы меня убиваааалииии!»).
Вот простыню в ГОО накатала на туеву хучу знаков.
Может, систер тоже какое яблочко за шкафом поискать?

Добавить комментарий