Чужая история. Гарантии нет? (про сына)

Не могу сказать, что мой сын склонен к алкоголю. Но… мама, папа, двое дедушек, дядька — все алкаши. Группа риска налицо. Сейчас ему 22 года. О проблеме алкоголизма стала говорить с ним с его шести лет. То есть ШЕСТНАДЦАТЬ лет почти ежемесячных (а то и еженедельных) разговоров при случае.

И все-таки в 17 лет на Новый год первый раз в жизни был в стельку. Сказал мне об этом сам, через несколько месяцев. Спросила: зачем? Ответил: чтобы показать всем, что я такой же, как они, а то мои друзья стали меня сторониться… Этот случай пережил тяжело и даже решил, что больше пить не будет никогда в жизни. Но… Через год полной трезвости снова пришел весьма поддатым — по той же причине. И снова долгий период не пил вообще.
Однажды, придя домой (я живу на два дома), обнаружила на кухне пивные пробки и бутылки в мусорке. То есть быстро выкидывать не побежал, это меня несколько успокоило. Спросила: что это и откуда? Сказал: друзья приходили.
Друзья пьют все поголовно. И не замечают этого — пьют-то пиво, приличный вроде бы и не алкоголь даже, а так, напиток для взрослых детей. Так им говорят отовсюду — и они с удовольствием верят. И пьют.
Потом сын сказал:
— Знаешь, я вчера пива три бутылки выпил.
— Кто-то принес?
— Нет, сам сходил купил.
— Зачем?
— Скучно было. Ну я и выпил. Мне понравилось…
Это был ужас для меня, если честно. Как объяснить отрицающему, что скука не снаружи, а внутри? Что безделье не повод к выпивке, но повод совсем к другому? Столько лет я говорила про алкоголизм — и вот все в одну секунду может оказаться напрасным! Потому что скучно, а заниматься делами лень, потому что не хочется выделяться среди сверсников — потому что страшно потерять тусовку, оказаться вне стаи… Знакомые причины. Потихоньку я снова стала об этом говорить. Что личность — это самостоятельный выбор, не зависящий от мнения друзей. Что сила — это мужество через страх быть готовым оказаться в одиночестве, чтобы не гибнуть толпой. И так далее.
И все-таки случаи мелкого выпивания… участились. Чуть-чуть под хмельком. Капельку. И все время в компании. Когда компании не было — об алкоголе не возникало ни одной мысли.
И я не знала что делать. Не знала также, как правильно реагировать. В конце концов он же не алкоголик, ему можно — так говорила я себе. Пытаясь обмануть свою тревогу и свое ЗНАНИЕ, что все это не так уж безобидно, как пытается казаться. Я смирилась, подумала: ну значит ему нужен этот опыт, ничего не поделаешь.
Однажды он снова собирался куда-то, на какой-то концерт. Я сказала:
— Сынок, как хочешь, но тебе сейчас совсем нельзя пить (он пьет таблетки, несовместные с алкоголем).
— Я и не собираюсь, — сказал он, но я уже пропустила это мимо ушей, уже не верила в такие слова, уже смирилась, поэтому сказала:
— Ну да. Поэтому постарайся пить хотя бы как можно меньше. Очень тебя прошу.
— Мам, я не собираюсь там пить, я не пью.
— Понятное дело, и все-таки помни, что от алкоголя действие таблеток превращается в ноль, а тебе нужно совсем другое, в конце концов нужно продержаться только год, даже уже меньше…
Я говорила и отмечала про себя, что весь мой разговор, все построения предложений — обращены к алкоголику. Так говорят с алкоголиком! Говорят бесполезно, на ветер, но говорят именно так.
— Я не пью, — терпеливо сказал сын.
— Да, я знаю, и все-таки постарайся помнить, что сейчас тебе алкоголь…
— Мама, ты что, не слышишь меня? Я не пью. Я совсем не пью. Мне не нужно объяснять про таблетки.
И он уехал. А я не поверила.
Моментально включилось зависмое мышление. Не спала, ждала, когда вернется. Прислушивалась к лифту.
Он вернулся абсолютным трезвым.
Потом снова уехал на какую-то встречу и снова вернулся трезвым. В этот раз я почему-то знала, что так и будет, и была спокойна.
А вот сейчас он снова уехал. И мне снова неспокойно. Я понимаю, что это глупо, что жизнь длинная, и в ней бывает всякое, что личный опыт не заменит никаких слов, что в любом случае он знает где выход, что он знает признаки, и самое главное — первые признаки, он вообще много знает про алкоголизм, что совсем недавно он сказал, что ему стало неприятно смотреть на пьяных. Так почему же у меня возник страх? Я думаю, меня испугало то, что даже такой огромный срок грамотного просвещения и открытого разговора — шестнадцать лет! — отнюдь не являются гарантией трезвости, что перед алкоголизмом бессильно всё, абсолютно всё — кроме такой тихой и робкой вещи, как честность по отношению к себе. Казалось бы, такая простая вещь — честность по отношению к себе. Казалось бы.

Tags:
увидеть правду

Добавить комментарий