Чужая история. У меня есть дядя

У меня есть дядя. Даже лучше сказать «был» дядя. Очень славный человек, интересовался искусством, рисовал картины, сам собирал по частям и реставрировал старинную мебель, купался в проруби, бегал с собакой по парку. Обыкновенная, в общем-то, жизнь.

В периоды между запоями.

С детства я слышала это таинственное «запил». Но всякий раз, когда я видела дядю, я не понимала, о чем говорят взрослые, что это за «запой» такой? При мне, на семейных праздниках, он демонстративно говорил своё «фи» предложенной ему водке, и громко осуждал при каждом удобном случае «пьяниц»… После до меня доносилось: «повезем к Маршаку…», надо его кодировать…», «а вот, может быть, поможет знакомая бабка…»

Со времени последнего семейного праздника с его участием, когда он был, конечно, помят, но на какое-то время зашит, прошло, в общем-то, немного лет.
За это время он пережил 3 клинические смерти. Три! Несколько ежевесенних психушек, или, как таинственно говорят у нас в семье, «пионерлагерей», куда его принимают только по большому блату, не иначе. Последние 2 года его существования ничем не отличаются от существования, скажем, насекомого-паразита, и не только в метафизическом плане. Да, белая горячка, да, атрофия мозга. Ерунда какая-то, право.

Когда последний раз его отправляли в дурдом, хотя бы до мая, соседи хлопали в ладоши от радости, высовываясь из окон. Человек, когда-то считавшийся если не интеллигентом в честном смысле этого понятия, то хотя бы «интересующимся», выглядел так: зассаная и засранная одежда (его невозможно переодеть было, конечно, потому что он мало что соображает, говорить не может и кидается на людей как собаковолк, только с ножом), практически полное отсутствие зубов, колтуны в волосах и бороде (когда больше полугода не моешься, проблема бритья отпадает сама собой), и иссиня-черный рот, который изрыгал из себя даже не матерщину, а поток гласных и не очень звуков разной степени громкости. Черным рот стал от выпивания средств для мытья окон.

Добавить комментарий